ОКУДЖАВА Булат

СТАРИННАЯ СОЛДАТСКАЯ ПЕСНЯ

Gm D7 Gm
Отшумели песни нашего полка,
B F7 B
Отзвенели звонкие копыта.
Cm Gm/D
Пулями пробито днище котелка,
D7 Gm
Маркитантка юная убита.
(каждые 2 последних строки - 2 раза)

Нас осталось мало: мы да наша боль.
Нас немного и врагов немного.
Живы мы покуда, фронтовая голь,
А погибнем - райская дорога.

Руки на затворе, голова в тоске,
А душа уже взлетела вроде.
Для чего мы пишем кровью на песке?
Наши письма не нужны природе.

Спите себе, братцы, все придет опять:
Новые родятся командиры,
Новые солдаты будут получать
Вечные казенные квартиры.

Спите себе, братцы, все начнется вновь,
Все должно в природе повториться:
И слова, и пули, и любовь, и кровь...
Времени не будет помириться.


ПОДНЯВШИЙ МЕЧ НА НАШ СОЮЗ

Поднявший меч на наш союз
Достоин будет худшей кары
И я за жизнь его тогда
Не дам и самой ломаной гитары.

Как вожделенно жаждет век
Нащупать брешь у нас в цепочке
Возьмёмся за руки друзья
Возьмёмся за руки друзья
Чтоб не пропасть поодиночке.

Среди совсем чужих пиров
И слишком ненадежных истин
Не дожидаясь похвалы
Мы перья белые свои почистим.

Пока безумный наш султан
Сулит дорогу нам к острогу
Возьмёмся за руки друзья
Возьмёмся за руки друзья
Возьмёмся за руки, ей богу.

Когда придет дележки час
Не нас калач ржаной поманит
И пай настанет не для нас
Зато Офелия всех нас помянет.

Пока ж не грянула пора
Нам расставаться понемногу
Возьмёмся за руки друзья
Возьмёмся за руки друзья
Возьмёмся за руки, ей богу.


СЕНТИМЕНТАЛЬНЫЙ МАРШ

Надежда, я вернусь тогда,
Когда трубач отбой сыграет
Когда трубу к губам приблизит
И острый локоть отведёт
Надежда, я останусь цел
Не для меня земля сырая
А для меня твои тревоги
И добрый мир твоих забот.

Но если целый век пройдёт
И ты надеяться устанешь
Надежда, если надо мною
Смерть распахнет свои крыла,
Ты прикажи, пускай тогда
Трубач израненный сыграет
Чтобы последняя граната
Меня прикончить не смогла

Но если вдруг, когда нибудь,
Мне уберечься не удастся
Какое б новое сраженье
Не пошатнуло шар земной,
Я всё равно паду на той
На той единственной гражданской
И комиссары в пыльных шлемах
Склонятся молча надо мной.


НЕИСТОВ И УПРЯМ

Неистов и упрям,
Гори огонь, гори
На смену декабрям
Приходят январи.

Нам все дано сполна
И радости, и смех
Одна на всех луна
Весна одна на всех.

Прожить лета дотла
А там пускай ведут
За все твои дела
На самый страшный суд.

И оправданья нет
Но даже век спустя
Семь бед - один ответ
Один ответ - пустяк.

Неистов и упрям,
Гори огонь, гори
На смену декабрям
Приходят январи.


ВЫ СЛЫШИТЕ, ГРОХОЧУТ САПОГИ

Вы слышите, грохочут сапоги,
И птицы ошалелые летят,
И женщины глядят из под руки,
Вы поняли, куда они глядят.

Вы слышите, грохочет барабан
Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней.
Уходит взвод в туман, туман, туман,
А прошлое ясней, ясней, ясней.

И где же наше мужество, солдат,
Когда мы возвращаемся назад?
Его наверно женщины крадут
И как щенка за пазуху кладут.

А где же наши женщины, дружок,
Когда вступаем мы на свой порог?
Они встречают нас и вводят в дом,
А в нашем доме пахнет воровством.

А мы рукой на прошлое вранье,
А мы с надеждой в будущее свет,
А по полям жиреет воронье,
А по пятам война грохочет вслед.

И снова переулкам сапоги,
И птицы ошалелые летят,
И женщины глядят из под руки,
В затылки наши круглые глядят.


ПОРТЛЕНД

В ночь перед бурею на мачтах
горят святого Эльма свечки,
Отогревая наши души
за все минувшие года.
Когда воротимся мы в Портленд,
мы будем кротки как овечки.
Да только в Портленд воротиться
нам не придётся никогда.

Что ж, если в Портленд нет возврата,
пускай несёт нас чёрный парус,
Пусть будет крепок ром ямайский,
всё остальное - ерунда.
Когда воротимся мы в Портленд,
ей-богу, я во всём покаюсь,
Да только в Портленд воротиться
нам не придётся никогда.

Что ж, если в Портленд нет возврата,
пускай купец помрёт со страху.
Ни бог, ни дьявол не помогут
ему спасти свои суда.
Когда воротимся мы в Портленд,
клянусь, я сам взбегу на плаху,
Да только в Портленд воротиться
нам не придётся никогда.

Что ж, если в Портленд нет возврата -
поделим золото, как братья,
Поскольку денежки чужие
не достаются без труда.
Когда воротимся мы в Портленд,
нас примет родина в объятья,
Да только в Портленд воротиться
нам не придётся никогда.

Когда воротимся мы в Портленд,
нас примет родина в объятья,
Да только в Портленд воротиться
не дай нам боже никогда.